14-Feb-2006: Об огне, воровстве, безопасности…

«В ночь на 10 августа 2005 года, в Санкт-Петербурге произошло возгорание на Невской мебельной фабрике. В результате крупного пожара, которому была присвоена высшая степень сложности, сгорело одно из зданий.

На территории здания были расположены производства мебели и металлоконструкций, склады кондиционеров и картонной тары, а также несколько других производств и складов. И ему сразу был присвоен пятый уровень сложности.

«Это очень сложный пожар, такого в этом году еще не было», – заявили в управлении информации противопожарной службы Санкт-Петербурга.

На месте происшествия работали 36 единиц техники и 120 пожарных. Пострадавших и погибших при пожаре нет. Его причины и материальный ущерб устанавливаются».

Таким, довольно типичным, сообщением СМИ оповещают отрасль об очередной материальной потере, а нередко – трагедии, случившейся на производстве.

Проблемы у деревообработчиков и мебельщиков, в решении задач пожарной безопасности, также типичны. А, поскольку это так, то мы решили побеседовать на эту тему с, опять же типичным, представителем отрасли. Увы, но уже после произошедшего.

Итак, предлагаем Вашему вниманию интервью с Генеральным директором мебельной фабрики ООО «Агамия», Трифоном Грициановичем Забазлаевым.

 

«АГ». Трифон Грицианович, по предварительным данным, ущерб от пожара на Вашем деревообрабатывающем производстве, превышает 50 миллионов рублей, а причиной стало нарушение технологии производства. Чем вызваны такие колоссальные убытки? Предпринимались ли руководством фабрики меры профилактического характера, чтобы избежать пожара?

Трифон Забазлаев: Последнее, детальное пожарно-техническое обследование нашего предприятия проводилось в феврале прошлого года. Правила пожарной безопасности игнорировались нами, как прежде, так и теперь. Достаточно сказать, что из 232 мероприятий профилактического характера, рекомендованных Госпожнадзором, нами, за 3 года было выполнено лишь 86, это примерно 37 процентов.

В апреле 2005 года мне было вручено новое предписание Госпожнадзора из 224 пунктов. Тогда же были наложены печати на входные двери и ворота складов комплектующих, полуфабрикатов и готовой продукции. При контрольной проверке в июле, представители Госпожнадзора выяснили, что печати со складских помещений сорваны. Кто их сорвал – установить не удалось, хотя, я и сам пытался! Пришлось, проверяющим органам, накладывать их вторично.

Но, мы, вместо того, чтобы привести склады в надлежащее состояние, на фабрике стали устанавливать упакованную в картон готовую продукцию прямо в цехах. Это и послужило причиной быстрого распространения огня на большую площадь. При этом была выведена из строя новая итальянская линия сращивания, на транспортерной ленте которой и начался пожар. А по коробкам огонь добрался и до другого дорогостоящего импортного оборудования, взятого нами в лизинг два месяца назад, которое не успели еще даже запустить в производство.

«АГ». Как видно, деньги на техническое переоснащение на предприятии имеются, а на выполнение профилактических мероприятий для сохранности фабричных помещений и оборудования от огня почему-то не находятся?

Трифон Забазлаев: Да, безусловно, пожар с таким большим ущербом на нашем производстве был не случаен. Ведь даже огневые работы (например, газовая резка металла) у нас осуществлялись без наряда-допуска и без первичных средств пожаротушения.

Более того, и техническое переоснащение фабрики мы проводили без согласования с органами Госпожнадзора. Не было у нас и собственной пожарной охраны, которую, согласно постановлению правительства РФ 24-2 от 1996 года, должно содержать каждое предприятие с пожароопасным производством. Наша фабрика, ООО «Агамия» – как раз и попадает под эту категорию, с его энергоемким оборудованием, складами древесины, плит МДФ и ДСП, легкогорючими пластмассовыми элементами комплектующих и фурнитуры, складом клеев и лакокрасочной продукции для цеха отделки. Добавьте сюда полторы тонны аммиака, которые зачем-то хранились у нас рядом со складом, и вы поймете, в каких непростых условиях приходилось нам работать.

«АГ». Охрана фабрики, вероятно, действовала строго по инструкции?

Да, безусловно, все происходило четко в соответствии с наставлением, гласящим, что – «При возникновении пожара необходимо вызвать пожарную охрану и до ее прибытия не предпринимать никаких мер к самостоятельному тушению пожара». Именно так они и поступили.

«АГ». Подразделения 13 отряда противопожарной службы по охране района прибыли на Ваше предприятие, через 6 минут после сообщения о пожаре. К этому времени наблюдалось открытое горение из окон четвертого этажа.

Трифон Забазлаев: Да, среагировали они быстро, молодцы все-таки российские огнеборцы! Но проезду пожарных к зданию мешало большое количество автотранспорта наших сотрудников на заводской территории.

В тушении огня принимали участие 80 бойцов и 20 единиц техники. Я, очень волновался – ведь им пришлось тянуть магистральную линию с улицы Красных петухов, так как наш фабричный пожарный  водоем был неисправен, а ближайший гидрант на 7-ой улице 8-го Марта заморожен.

«АГ». Из здания было эвакуировано 35 работников предприятия, причем трое из них были обнаружены спящими, после распития спиртных напитков, в подсобном помещении, в процессе разведки.

Трифон Забазлаев: Да, это вопиющее попустительство со стороны моего заместителя – доктора технических наук, Почетного мебельщика России, так сказать – ветерана отрасли,  Кузьмы Израилевича Рейсфедера, который не располагал точными сведениями о количестве людей, находившихся в здании на момент пожара. Сейчас нам известны их имена – это лакировщица 9-го разряда Изабелла Мохова, наладчик сложного, высокотехнологичного оборудования Аристарх Глумливый, и прикомандированный полгода назад, в помощь Глумливому, иностранный специалист Лучано Безпеччи. Несмотря, на то, что все они – уважаемые люди и ответственные работники, придется их  наказать. Например, мы уже направили письмо по месту основной работы Безпеччи, о недостойном поведении и несоблюдении трудовой дисциплины их гражданина. Глумливому мы объявим строгий выговор, а Моховой поставим на вид!

«АГ». Судя, по легкости наложенного взыскания, данные лица не являются виновниками происшедшего. Но, тогда кто, или что послужило основной причиной возгорания?

Трифон Забазлаев: Ой, да я могу назвать целых две возможные причины случившегося! И, как не странно, обе годятся как версии поджога. Сторонники первой, самой популярной, настаивают на том, что пожар устроили нечистые на руку расхитители фабричной продукции, чтобы замести следы. Вторая версия говорит о том, что по той же причине пожар устроили нечистые на руку руководители предприятия.

Меня, например, обвиняют в том, что не сработала система порошкового пожаротушения, которая замедляет распространение огня на 15 минут, в цехе, где в силу специфики производства высока концентрация горючих веществ. Вероятно, справедливее разобраться с частным предпринимателем, у которого, я ее приобрел, но он в данный момент куда-то отъехал по неотложным делам бизнеса, и наша прокуратура предъявляет претензии мне – у меня, ведь с некоторых пор дел в плане бизнеса нет и отъехать мне некуда.

В свою бытность, когда, я был еще Главным инженером «Агамии» мы во всех цехах поставили решетки на окнах, и я, первым делом ключ от решетки повесил на видное место – именно с мыслью о пожаре. Но, мой зам-по-хозяйству Рейсфедер Кузьма, замки на решетках проверил, смазал, ключ надписал и опечатал (чтоб случайно не затерялся).
            Да, а потом в борьбе с «несунами», он их и вовсе, эти самые решетки, приварил наглухо!

Я, думаю, на самом деле, причина трагедии – наше русское разгильдяйство.

А, Прокуратура области возбудила уголовное дело по статьям 143 ч.2 и 219 ч.3 УК РФ. Первая предусматривает ответственность до 5 лет за нарушение правил охраны труда. Вторая – ответственность до 10 лет за нарушение правил пожарной безопасности.

«АГ». Спасибо. Желаем скорейшего выздоровления Вашему предприятию!

От редакции. Как правило, пожары на производстве связаны с устаревшим, отслужившим свой срок оборудованием, но случай с мебельной фабрикой ООО «Агамия» показал, что даже современное импортное оборудование не спасет от огненных бедствий, если игнорировать правила пожарной безопасности и нарушать технологический процесс производства, избегая финансовых затрат на проектирование и установку систем пожаротушения и сигнализации. 

Виновные, как водится, найдены не будут, или наоборот найдут козла отпущения – и дело с концом. А то, что меры безопасности не соблюдаются, так на это неважно, важен результат в нашем случае – продукция.

Уходя с предприятия, на проходной «Агамии», я увидел вывешенный приказ, следующего содержания: «За хранение ворованных приводных ремней от круглопильного станка, в бытовом помещении, и тем самым содействию в воровстве, а также за нарушение правил техники пожарной безопасности наказать штрафом транспортировщика Скорокопытова Н. Е. Вынесенное решение опубликовать в местной газете «Рабочий крик».

P.S. Фабрика «Агамия», ее руководство и работники – исключительно плод авторского воображения, но поскольку, Трифон Грицианович – образ собирательный, заранее приношу свои извинения, за случайные совпадения.

 

                                                                                         автор: Алексей Герасимов